На главную

Пешие походы

Экскурсионные туры

Фототуры

Экстремальные туры

Короткие летние туры

Зимние туры

Отзывы

Часто задаваемые вопросы

О нас, контакты


Фотографии Камчатки

Видео из походов

Блог

Блог (старые записи)

Маршруты по Камчатке

Отчеты о спортивных походах

Коллекция ссылок

Точки GPS

Стоимость туров

Индивидуальные туры







Отчет Тамары Синевой о походе по Камчатке «Открытие сезона» в июле 2011


2


День третий (5 июля)
Мертвый лес

Проснулись почти все в 7-7.30, хотя подъем был объявлен на 9 утра. Свежесть нового дня бодрила и придавала сил, слух радовали пенье птиц и шум недалекой речки, глазу было приятно смотреть на многообразие цветов и растений. Неприятные чувства вызывали лишь полчища комаров, стаей обвивающих любого, кто посмеет выглянуть из надежного укрытия палатки.



Позавтракав, мы выехали в путь. Он не был столь долгим, как вчерашний, довольно быстро мы приехали к первому пункту назначения — той самой станции «Ленинградская», на которой должны были остановиться и разбить лагерь на несколько дней. Станция представляла собой 3 небольших домика — маленькие деревянные хижины. Они уже успели обветшать, но, несмотря на это, путникам в холодный дождливый вечер будет безмерно приятно встретить их на своем пути.




eng

Туристический клуб Камчатка
Контакты:
Адрес: Победы, 4, 684090, город Вилючинск

Телефон:+7 929 456–00–66

Электронная почта: inbox@kamchatka-tc.ru

Номер в реестре туроператоров России: ВНТ 012058



.

В дальний угол одного из домов забился маленький зверек из рода сусликов, именуемый народом «евражка», и каждого, кто входил в этот дом встречал его тревожный возглас. Бедный зверек никак не мог ожидать, что приедет толпа любопытных туристов, большинство из которых ни разу не встречало представителей его вида, и жаждало это исправить. В итоге мы совсем запугали зверька излишним вниманием к его скромной персоне. Марк начал переживать, что евражка застрял в углу и решил его вытащить. Несколько минут человек сидел и бормотал под нос успокаивающие слова, предназначенные зверьку, и аккуратно протягивал к нему руки, зверек же истерично верещал, явно, не желая столь близкого знакомства...

Мы отправились дальше. Проехали мимо конусов северного прорыва БТТИ(большое трещинное Толбачинское извержение), рядом с которыми лежали огромные камни, некогда извергнутые из горящего жерла вулкана. Сложно представить себе, что творилось на этом месте 36 лет назад: потоки кипящей лавы, огромные валуны, летящие с неба, пепел, огромным столбом выбрасываемый вверх, безумный жар... словом, ад на земле. Впрочем, место и сейчас не напоминало райский уголок: «мертвый лес», который мы проезжали,



поражал своим видом — огромные, двадцатиметровые сосны, которые некогда росли на этом месте, засыпало пеплом, и сейчас от них остались только обуглившиеся верхушки, сухие и безжизненные. Надпись на стене в одном из домиков «Ленинградской» предупреждала о том, что запрещено вырубать «мертвый лес», так как он является памятником природы. Но даже без вырубки этого «памятника» скоро не станет — давно уже мертвые ветки ломаются от небольшого прикосновения к ним — пробежит заяц, подует сильный ветер — и от памятника природы почти ничего не останется, к тому же, его вытесняет новый лес — молодой и живой. Как феникс возрождается из пепла, так же из «мертвого» соснового леса возрождается новый березовый лесок.

«Мертвый лес» навевал воспоминания о старых советских сказках, в которых то ли Кощей, то ли Змей Горыныч выжигал лес вокруг своего жилища, навевая этим ужас на все живое. Лишь молодые деревца да кусты скрашивали унылую, удручающую картину.

Проехав лес, мы остановились возле лавовой пещеры. Верхняя часть потока лавы, соприкасающаяся с воздухом, остывает быстрее внутреннего, и застывает, в то время как нижние слои продолжают течь. Когда поток лавы иссякает, он вытекает из нижнего конца получившейся трубки. Так образовывались подобные пещеры. Мы пролезли по пещере — в ней было холодновато, особенно по сравнению с температурой на улице (снаружи стояла жаркая солнечная погода), а своды ее были влажными: то и дело на меня падали капельки воды. Местами пещера была довольно высокой — почти в человеческий рост, а местами приходилось карабкаться на четвереньках, чтобы не зацепиться волосами за уступчатые стены.



Автобус отъехал, а мы пошли сквозь «мертвый лес» обратно пешком, чтобы лучше его разглядеть. Многие подобрали с земли уже обломившиеся ветки давно высохших деревьев. Мы были предупреждены, что эти палки могут пригодиться сегодня. Чуть позже.



Мы дошли до разбившегося во время извержения вертолета, там нас уже ждал наш автобус, на котором мы доехали до уже упомянутых северных конусов БТТИ, на один из которых мы запланировали восхождение. Высота конуса совсем небольшая: 250 метров, это была разминка для нас перед завтрашним восхождением, она не отняла много сил, и все же не могу сказать, что разминка была очень простой. После долгого безделья даже на такой небольшой холмик взбираться было немного затруднительно.

К слову сказать, погода была приятной (видимо, не зря вчера за нее пили) — пока шли по лесу, стояла жара, но когда мы приблизились к конусам, стало немного прохладней; в жару подниматься, наверное, было бы сложней. Вот только беда — горизонт затянуло дымкой, и нельзя было увидеть вулканы, возвышающиеся вдалеке. Зато хорошо были видны пути следования лавы, «русло», по которому она текла. На верху преобладали камни красного оттенка, из расщелин тянуло жаром. Саша (гид), сказал, что от этого жара можно зажечь палки. Вот для чего мы их взяли с собой! Мы долго и упорно тыкали палками в расщелины между камнями, но жара не хватало. Вскоре Саша (наш доктор) нашел место, из которого выходил наиболее горячий воздух, и мы с ним пристроили свои палки между этих камней. Минут через 5-10 палки задымились, народ начал постепенно скапливаться вокруг них, еще через несколько минут языки пламени охватили дерево. У нас получилось! Это было удивительно — столько лет прошло, но внутри все еще сохранился жар некогда протекавшей здесь магмы, и нам удалось убедиться в этом на весьма наглядном примере



После спуска мы пообедали и поехали обратно к оставленному нами лагерю. Большинство пошло купаться: кто-то в быстрой мутной речке, кто-то в ледяном роднике. После ужина я, Лена, Жанна, Паша, Леша (Новосибирск) и Вова (фотограф) пошли искать водопад, о наличии которого, видимо, сообщили Саша или Виталик. Пока мы фотографировались возле водопада, Лена нашла еще один, превосходящий по размерам первый, но мы не стали близко подходить к нему, так как уже начинало темнеть, и пора было возвращаться в лагерь.

День четвертый (6 июля)
Толбачики

Подъем сегодня был ранний — в 6 утра. Мы решили не повторять вчерашнюю ошибку и забраться на вершину до того, как дневная дымка окутает все вокруг. Встали, поели и поехали к Толбачикам — на сегодня запланировано покорение Плоского Толбачика. По пути открывались прекрасные виды на Острый Толбачик, который в хорошую погоду был виден и из нашего лагеря.

К половине девятого мы приехали на нужное место, дальше — пешком. Сразу стало понятно, кто насколько подготовлен к походу. Я была готова не очень хорошо, но мне было отнюдь не тяжелее всех — Марку с огромным трудом давался этот подъем, он постоянно отставал, еле брел, но Вовка неотступно шел с ним. Довольно большую часть пути мы шли по снегу, что было очень необычно для меня.



В одном месте мы вышли на небольшую равнину, на ней не было видно тропинки, нас окутало облако. Тропинка была совсем рядом, но на ее поиски мы могли потратить слишком много времени, поэтому Саша решил направить нас вверх по снежному склону, к тому же GPS сообщал, что мы на верном пути. И мы полезли наверх, пробивая носками ботинок ступени в снегу - для себя и далее идущих, многие вопрошали о том, как же мы пойдем обратно — спуститься по тому же склону не представлялось возможным, но Саша нас успокаивал тем, что мы без труда найдем тропинку на обратном пути. Когда мы поднялись, то тропинка и правда открылась перед нами . Мы пошли по ней.



Пока идешь, надо о чем-то думать. Мне вспомнился Джек Лондон. Нет, не «любовь к жизни», не настолько тяжело было идти, вспомнился «Смок Беллью» - там, после некоторого пребывания на севере вкупе с долгими путешествиями на лыжах с собачьей упряжкой, главный герой приходит к мысли, что долгие переходы с длительными остановками гораздо лучше, чем короткие переходы с небольшими стоянками для переведения духа. Этой мыслью я убеждала себя в том, что не надо останавливаться для привала, даже если очень хочется, а вместо этого стоит идти за остальными. Удивительно, но буквально через полминуты после того, как я об этом вспомнила, мысль о преимуществе длинных переходов была озвучена (если не ошибаюсь, Жанной), и подтверждена остальными.

Первые 4 километра из 6.5 дались довольно быстро, мы шли большой дружной группой, смеялись и шутили над всем, что попадалось на глаза. Леша постоянно осыпал нас различными цитатами, напевал какие-нибудь песенки. Мне больше всего запомнилась эта:

«На медведя я, друзья,
На медведя я, друзья
Выйду без испуга!
Если с другом буду я,
Если с другом буду я,
А медведь без друга...»

Они в Вовкой были генераторами нашего хорошего настроения, за что им обоим огромное спасибо.

Но впереди была самая сложная часть пути. Когда до вершины (если можно назвать вершиной некую точку отсеченного конуса)оставалось 200 метров набора высоты Леша сел на камень и сказал: «Я дальше не пойду». Но он пошел. Все пошли.

Мы с самого начала пути ориентировались на выемку в перевале, на которую указал Саша в ответ на вопрос, куда мы направляемся.И в течение всего времени подъема, вплоть до последних метров, дальше этого перевала не было видно ничего, но когда мы все же дошли, нас ждало вознаграждение за эти часы подъема — пред взором открылась огромная круглая пропасть — кальдера, образованная, наверное, во время извержения. Слышался отдаленный шум, который я вначале приняла за шум горной реки, но здесь, наверху не могло быть столь полноводных рек, это был шум камнепадов. Если хорошо приглядеться, то можно было увидеть и сами камнепады, возникающие то тут, то там в огромной пасти вулкана. Пропасть была совсем не глубокой, но Саша сказал, что ни разу не слышал о том, чтобы хоть кто-нибудь туда спускался — слишком опасно. Это была наивысшая за время нашего похода точка - 2860м, за день мы совершили набор высоты порядка 800метров.



Было очень жаль, что внизу все затягивалось облаками — все-таки хотелось бы увидеть сверху равнину, наш автобус, который показался бы маленькой оранжевой точкой, если его вообще можно было бы разглядеть с нашего места, но мы видели только белые облака, да ближайшие холмы.

Острый Толбачик был совсем рядом, и казалось, что мы без проблем сможем забраться и туда, но эта заснеженная вершина была не для нас. Несколько раз из-за облаков проглядывала Большая Удина — хоть что-то новое мы увидели по эту сторону от кратера. Пришла пора возвращаться, и, немного отдохнув, мы пошли вниз.

Спуск ничем не примечателен — ты просто проходишь тот же маршрут, только с гораздо меньшими усилиями. Облако ушло с того места, где пару часов назад нам пришлось, цепляясь за снег, медленно ползти вверх, не найдя тропинки, как выяснилось, тропа была метрах в 20-30 от склона, по которому мы поднялись.

Спускались мы каждый со своей скоростью, в результате чего группа разбилась на маленькие части — шли по 1-3 человека, — кому как удобней и интересней. Ближе к концу спуска, мы увидели, что облака буквально заползают на окрестные холмы и пригорки, как будто желая поглотить их своей белой пастью...

Некоторое время спустя внизу встало возможным разглядеть заветную оранжевую точку — мы с радостью устремились к ней. Но каково же было мое удивление, когда, вынырнув из-за очередного изгиба гор, я не увидела автобуса в том месте, на котором, как казалось ранее, он стоял! То ли из-за цвета пасмурного неба, то ли из-за еще не растаявшего снега, туман, окружающий нас, казался менее густым, чем был в действительности. Облако поглотило нас и наш автобус, в результате чего, тот оказался скрыт от взора, и мы с Сашей, свернув немного влево от нужного курса, прошли бы дальше автобуса, не заметив его, если бы не вовремя мелькнувшая в тумане человеческая фигура - мы пошли по направлению к ней, и вышли, наконец-то, к нужному месту. После этого случая у меня родилась идея, и я не стала садиться в автобус, а вместо этого отошла от него и забралась на самый высокий из окрестных холмиков. Облако, в котором мы оказались, было столь густым, что, стоя метрах в 100-150 от автобуса, я еле различала его очертания сквозь белесый туман, застилающий все вокруг. И все же я надеялась, что в своих оранжевых штанах и куртке я смогу выступать в роли маяка, который можно будет разглядеть с горы, откуда должны были прийти остальные: облако там не столь густое, как в низине. Надежды оправдались — Лена сказала, что заметила меня как раз на развилке, когда думала, в какую сторону следует идти. Все благополучно добрались до автобуса и погрузились в него, последними были Вова, Саша и Марк, который уже не шел, а еле ковылял, если это слово применимо к тому мучительному способу передвижения, коим Марк, поддерживаемый спутниками с обеих сторон, добрался до автобуса.

У Виталика в машине еле слышно играла музыка, мы попросили его сделать погромче: она очень кстати подходила и прекрасно дополняла картину. Утомленные восхождением, но, безусловно, довольные собой, мы ехали в трясущемся автобусе. Плотный белый туман окутывал все вокруг, ничего не было видно, казалось, что мы едем наугад. Вовнутрь, сквозь пустое отверстие от недавно выбитого лобового стекла, врывались комары. Из автобуса раздавались громовые раскаты мощных звуков песен Rammstein. Мы направлялись к своему лагерю.


<< 1 2 3 4 5 >>


Сайт создан веб-студией Alsites, 2008