На главную

Пешие походы

Экскурсионные туры

Фототуры

Экстремальные туры

Короткие летние туры

Зимние туры

Отзывы

Часто задаваемые вопросы

О нас, контакты


Фотографии Камчатки

Видео из походов

Блог

Блог (старые записи)

Маршруты по Камчатке

Отчеты о спортивных походах

Коллекция ссылок

Точки GPS

Стоимость туров

Индивидуальные туры







Отчет Тамары Синевой о походе по Камчатке «Открытие сезона» в июле 2011


3


День пятый (7 июля)
Путь сквозь облако.

Ночью похолодало. Я проснулась оттого, что замерзла, надела кофту, но это не помогло согреться, а вылезать в тамбур, разбудив соседок, и копошиться в рюкзаке не хотелось, пришлось свернуться клубочком и кое-как уснуть.

Проснулись в полшестого и неохотно начали выползать из палаток. Ночью, похоже, шел дождь и все окрестные комары (а их были целые полчища) забрались под тенты наших палаток и под деревянный навес. Я еще никогда не видела такого скопления этих кровососущих насекомых — они летели отовсюду, облепляли одежду, падали в кашу, утопали в чае... Стоило мне на пару минут оставить тарелку с водой отмокать после завтрака, как в ней оказалась пара дюжин утопших трупиков, но это ничто по сравнению с количеством этих насекомых, сидевших на задней стенке тента, когда мы разбирали палатку — их было не менее пары сотен.







.

Мы собрали лагерь — на это ушло немало времени - простились с Виталиком и его, уже полюбившимся нам, автотранспортом. Прощались мы не на совсем — вечером 11 июля он должен будет забрать нас, а мы в свою очередь, должны будем пройти за это время вокруг Толбачиков. Облако, в котором мы вчера ехали, никуда не делось, и нам пришлось идти в нем. В начале нашего пути был пологий и долгий спуск, мы шли чуть ли не в припрыжку, запевали песни, правда, почти ни одну не пропели больше 1 куплета: пока кто-то пел одну песню, другой уж вспоминал следующую и начинал напевать ее. Но после спуска начался подъем — тоже пологий, но тоже затяжной, желание петь отпало даже у главных весельчаков.

Мы шли и шли. Я потеряла счет многочисленным оврагам, спускам и подъемам... Вокруг не было видно ни зги — один туман. Пейзаж не вызывал радости: все та же черная пустыня, мертвая и мрачная. Единственным клочком жизни среди этого белого мрака были желтые цветочки, то тут, то там запустившие корни в пепел.

Идти было тяжелее, чем вчера, хоть подъем и не был крутым, мы шли по песку с полными рюкзаками. Но как бы ни было тяжело, все держались бодро. Вова подходил раз 5-6 и спрашивал как я - он заботился обо всех, - поддерживал Марка, даже в одном месте нес его рюкзак, который и так был невесом — Марка не стали нагружать продуктами, - на перекусах приносил еду девушкам, если они сидели далеко, помогал одевать рюкзаки...

По пути нам постоянно попадались следы — в основном — евражек, но мы разглядели и один (уже старый) след медведя. Ноги иногда проваливались вниз сквозь пепел — не сильно — у кого по щиколотку, у кого по колено. Лена сказала, что я была абсолютным чемпионом — провалилась на 3\4 ноги.

Долго ли коротко ли, — скорее долго — мы все шли. Раза 2, если не 3 на вопрос, сколько еще осталось, Саша отвечал: «километров 5». Он же обещал, что в конце пути будет спуск длиной 2 км, но когда мы подошли к месту, от которого, по его словам, было 2 км, начался довольно крутой подъем. Здесь же началось преображение природы — из пустыни мы внезапно попали на луг с таким многообразием трав и цветов, что глаз, который до этого хватался за маленькие островки зеленой растительности, уже не знал, куда смотреть — столько всего сразу!

Какой же бурный восторг вызвало появление на противоположном берегу оврага маленькой кабинки сортира — домик уже совсем близко! Измученные, грязные, мокрые - мы были счастливы: сбросили рюкзаки, давящие на плечи, сняли ботинки, сжимающие ноги, одели сухие вещи. Обещанный переход в 12 километров оказался «немного» длиннее — мы шли километров 18, а может и все 20, так как мы в первые дни стояли не на Ленинградской, а дальше.

На ужин по плану у нас были макароны с тушенкой, Саша попросил достать смесь приправ «для макарон», которую мы взяли с собой. Посмотрев состав приправы, Катя заявила, что там содержится вещество, которое, употребляемое в больших количествах, вызывает галлюцинации. Эта фраза просто не могла остаться незамеченной, она стала бы фразой вечера, если бы не следующий случай: после макарон мы кипятили воду для чая (к слову сказать, протекающая рядом речка довольно быстрая, и из-за этого зачерпнуть воду без песка не представляется возможным, поэтому на дне котла с водой был слой земли, на который никто даже не обратил внимания ) и в какой-то момент открыли крышку, и несколько человек зачерпнуло воду своими кружками, но им сказали, что вода еще не закипела. Кто-то решил подождать, пока вода закипит, и вылить воду из кружки обратно в котел, но их остановил крик: «Нет! Не надо, не выливайте». Все в недоумении обратили взоры к смущенной Кате
- Объясни, почему мы не должны этого делать?
- Ну как вы можете! Вы же носили целый день эти кружки в грязных сумках! Там же микробы, там же лямблии!
- Кто?!
- Лямблии
Как выяснилось, это простейшие, паразитирующие в теле человека и других млекопитающих. Если галлюциногенные макароны занимали нас только в тот вечер, то лямблии не покидали до конца похода — думаю, никто их не забудет. Вова даже предложил Саше перед следующим походом на всех домиках повесить табличку: перечеркнутый турист, а внизу надпись: «Осторожно, лямблии!»

Под полом домика была норка евражек, зверьки привыкли питаться тем, что оставляют им туристы, и почти нас не боялись — подбегали к нам буквально на метр-два и просили еду. Вскоре появились зайцы, их тоже не пугал вид человека, одна особь (все почему-то решили, что это самка) долго наворачивала круги, рисуясь, то ли перед Вовой, то ли перед его фотоаппаратом.



Надпись на двери домика гласила, что нам нужно убрать за собой мусор, и не кормить медведя, а то он уже «оборзел».



Мы обратились в Саше: «ты нам ничего не говорил про оборзевшего медведя!», на что тот только улыбнулся в ответ. Нас захватывало любопытство: неужели мы наконец-то увидим медведя? Но время еще не пришло, в тот день мы его так и не увидели.

Пожалуй, это был первый день, когда мы все после ужина не разбрелись, а остались сидеть возле костра, разговаривая. То ли галлюциногенные макароны так подействовали на нас, то ли выпитые для согревания водка и коньяк (кому чего хотелось), но наша дружная веселая компания долго еще сидела у костра, наслаждаясь общением.

День шестой (8 июля)
Перевал

Подъем сегодня был поздно - в 8 утра, но это не сыграло свою роль — почти никому не удалось выспаться. Все мы спали в домике, кому-то нашлось место на лавках, кто-то нашел то ли длинные балки, то ли двери, то ли еще для каких целей предназначенные доски, и водрузил их на хлипкие подставки; кто-то спал на столе, кто-то на полу. В тесноте, да не в обиде! В доме была печь, но когда мы попробовали ее растопить, из всех ее щелей повалил пар, и печь тут же затушили, дабы не спалить весь дом. Из-за ночного холода, пробравшегося в неотопляемый домик сквозь огромные щели в стенах на кухне, я принадлежала к числу невыспавшихся. Но, пожалуй, хуже всего было Леше из Питера — он мало того, что спал на холодной кухне, которую очень быстро заполонили комары, обрадовавшиеся тому, что противокомариная спираль затухла по непонятным причинам, Леша к тому же был дежурным (вместе с Леной), а дежурным надо встать раньше, чтоб успеть приготовить еду для еще спящих товарищей.

Мы, как подобает, поели, и начали собираться в дальнейший путь. Заклеив стертые ноги и надев ботинки, я ужаснулась — первая пара шагов далась с большим трудом. Еле ковыляя, прошлась по тропинке, ноги немного привыкли, боль прошла, или я просто перестала ее замечать.

Мы опять шли весь день, только сегодня идти было гораздо легче и приятней, чем вчера, причем отнюдь не только из-за того, что мы точно знали, что идти нам нужно меньше, чем в предыдущий день, но еще и из-за того, что шли мы по цветущему лугу.



Красота и многообразие флоры изумляло и восхищало, особенно если учесть, что еще вчера мы шли по черному песку. Много раз мы переходили речки — совсем мелкие — их даже не приходилось одолевать вброд, мы просто перепрыгивали их по камням.



Путь шел немного в гору. Нужно было пройти длинный перевал, но идти было совсем не сложно. Однако мы постоянно делали небольшие привалы, чтобы подождать отстающего Марка, а стоило остановиться и снять рюкзак, как тут же пронизывающий ветер обдувал взмокшую под курткой спину и холод медленно окутывал все тело. Я решила, что будет лучше идти с Марком — и мне будет теплей, так как не придется останавливаться, и ему будет веселей, так как идти одному, когда все остальные далеко впереди, крайне неприятно: испытала некогда на себе. Сегодня он шел один: Вове было неудобно идти темпом, который был сильно медленнее его шага. Я не ошиблась в ни одном предположении из двух: Марк был рад компании, и идти без остановок было теплей, но теплей – не значит легче. Когда мы видели впереди отдыхающую группу, ждущую нас, то невольно прибавляли шаг, тратя и без того не бесконечные силы, но, стоило нам подойти поближе, как группа, подобно стае диких птиц, встревоженных появлением хищника, срывалась с места и уходила вперед. А мы шли без остановок. Наверное, я устала даже сильнее, чем если бы шла с остальными. Как потом говорил Вова: «оно и верно: чем медленнее идешь, тем дольше ты несешь рюкзак, а от рюкзака устаешь, пожалуй, сильней, чем от шага», тем более, когда идешь по равнине, а мы как раз шли по ней — перевал был пологим и длинным, подъема почти не ощущалось. Мы шли между тремя вулканами, но из-за облаков не видели ни одного. Марк нашел большую поляну с прошлогодней брусникой, и мы остановились, чтобы собрать ягод для себя и для группы. За это время мы очень сильно отстали от остальных, а когда догнали ожидающих нас товарищей, Саша сказал, что стоит поторопиться: набежали тучи, и вот-вот мог начаться дождь, а нам нужно успеть добраться до озера и поставить палатки. Он сказал, что идти осталось километра 3, но у многих складывалось впечатление, что он путает километры с морскими милями — там, где его GPS показывал 2-3 км, мы, по нашим ощущениям, проходили 4-5, если не все 6. Но Саша оправдывал это тем, что в зависимости от окружающих условий (погода, наличие подъема\спуска, поверхность, по которой идешь) одно и то же расстояние будет восприниматься человеком по-разному. Похоже, это как раз наш случай.

Мы успели дойти до нужного места до того, как начался дождь. Как только поставили лагерь, к нам пожаловал гость — лиса искала себе ужин. Она (хотя, похоже, это был лис) ходила совсем недалеко от нас: метрах в 20-30.



Вскоре она заметила на противоположном берегу маленького озерца плавающую на воде птицу и направилась к ней. Птица успела отплыть, но лиса, похоже, нашла ее гнездо. Долго еще несчастная птаха кричала, зазывая лису поближе к себе, лишь бы та ушла от гнезда, но рыжая не обращала на нее внимания: лучше жаворонок в руках, чем синица в небе.

Леша заметил, что с каждой новой стоянкой звери, которых мы встречаем, все крупнее и крупнее..
- Кто же будет на следующей стоянке?..
Начался дождь. Я засела в палатку — желания вылезать не было никакого. Саша принес еду прямо в палатку, огромное ему это спасибо! Когда закипела вода для чая, я все-таки вылезла — хоть было мокро и холодно, хотелось попить чай вместе со всеми, а не в гордом одиночестве в стенах палатки.

День седьмой (9 июля)
Мокрые, но веселые

Дождь шел всю ночь (возможно с перерывами), он не прекращался и утром. В этот день дежурными были Вова с Лешей. Они поставили себе цель — быть лучшими дежурными за время похода. Чтож, они по праву разделили первое место с палаткой Юли и Леши. В конце похода Саша вспоминал этот день примерно такими словами (слов не помню, только смысл): «Утро. Холод. Дождь... А дежурные бренчат посудой и ржут. Ни в одной группе такого еще не было». И правда нашим ребятам стоит отдать должное — даже в такую угрюмую погоду они не вешали носа, а продолжали шутить, поддерживая таким образом, бодрый дух веселья во всей группе.

Пока мы с Катей и Настей собирались сидя в палатке, остальные, уже собравшие свои вещи и палатки, и не имеющие более дел, стали водить хороводы вокруг нашего жилища, что-то дружно при этом напевая. Увы, но запечатлеть это на фото или видео я не успела — когда я вышла, они быстро разошлись.

Пока собирали вещи и палатки, шел сильный дождь, моя водонепроницаемая, но мокрая еще со вчерашнего дня, куртка этого не выдержала — начала промокать. Штаны непромокаемыми не были, так что еще до того, как мы собрали палатку, на мне не осталось ничего сухого, кроме носков (мои ботинки держались чуть ли не дольше, чем у всех остальных — промокли только сегодня). Вовка отдал мне свои штаны и куртку, аргументировав тем, что ему неудобно ходить в них — они не пропускали воду не только снаружи, но и изнутри.

Весь день мы шли под дождем. Это было гораздо хуже, чем в тумане: хоть видимость становится немного лучше, но вулканов все равно не видно, а на тебя непрерывным потоком льется вода . Слишком холодно и мокро. Вода сверху, вода под ногами, вода в ботинках, вода с внешней и внутренней сторон непромокаемой куртки, вода везде... Еще во время первого часа нашего пути Леша, Юлин муж, шедший немного впереди нас, на одном участке предупредил:
- Осторожно, болото!
- Подумаешь! Мы и так уже насквозь мокрые! — ухмыльнулась Лена.
- Так я забочусь о том, чтоб вы болото не намочили!
Наш вид и правда был таким, что мы могли намочить что угодно... Даже болото.

По плану сегодняшняя ночевка должна была быть аналогична вчерашней — в палатках, в месте, где нет не только навеса от дождя, но и дров, чтобы развести костер и согреться. Для согревания пищи у нас были газовая горелка и баллоны, но для согревания человека они малопригодны. Радости перспектива такой ночевки не вселяла, но Саша сказал, что мы можем немного отклониться от курса, пройти сегодня пару лишних часов и прийти к домику вулканологов, который стоит немного в стороне от нашего маршрута, так что завтра тоже придется идти лишние пару часов. Все дружно поддержали эту идею, кроме Марка, который сказал, что он категорически против наворачить такой крюк, но раз все за, то он уступает пред желанием большинства.

Мокро и холодно. Холодно и мокро. Но народ не унывает — песни, шутки или, на худой конец, просто разговоры, не прекращались. Когда мы останавливались и оглядывались назад, мы видели Марка. С палкой, в своем салатовом плаще от дождя, он напоминал некоего призрака, медленно, но верно настигающего группу нерадивых туристов, напрасно старающихся от него скрыться. Дождь, застилающий своей пеленой все находящееся вдали, усиливал впечатление от этой картины.

Мы прошли через «город евражек», где, по планам, должны были поставить лагерь, Саша не раз говорил, что там «евражки по ночам хороводы вокруг палаток водят». В этом месте мы встретили новых зверьков — тарбаганов, которые были немного крупнее евражек. Видимо, они больше боятся человека, так как тарбаганы быстро скрылись из виду, а несколько евражек подошли довольно близко, за что и получили вознаграждение — сухари — свежего хлеба у нас уже не осталось. По рассказам очевидцев одна из этих евражек укусила Марка, когда тот протянул ей свой палец.



По пути мы обнаружили следы. Следы медведя встречались довольно часто, на евражьи мы уже не обращали внимания, но эти следы не походили на те, что мы видели раньше. Они были похожи на кошачьи. Большие следы большой кошки. Саша сказал, что это может быть рысь — а с ней лучше не встречаться.

Мы дошли до домика. Вот оно — истинное счастье! Сменив мокрую грязную одежду на сухую и теплую, мы пили горячий чай, потом согревались коньяком и водкой. Катя с Настей категорически отказывались пить, и завязалось нечто вроде словесного поединка. Саша (доктор) заявил, что «алкоголь для нас не чужероден!» после чего все дружно (Катю переубедить не удалось) решили что «доктор дело говорит», и стоит его послушать. Пили, конечно же, за погоду, только уже без особой надежды — уже который день это нисколько нам не помогало.

Избушка, в которой мы сидели, находилась у подножия вулкана Безымянный, и Саша рассказал нам местную легенду.

Вулкан считался давно потухшим и не проявлял признаков активности за последние 1000, а может, и 2000 лет. Но тут к вулкану приехала прекрасная девушка-вулканолог. Ее заинтересовал этот потухший исполин, и она принялась изучать его. Она ходила по вулкану, собирала какие-то пробы пород, изучала вулкан, и тот в свою очередь влюбился с прекрасную девушку... Результатом такой «вулканической любви» стало самое мощное извержение XX века.

Нам очень не хотелось покидать эту избушку и идти завтра дальше в мокрой (вещи не успели бы высохнуть за ночь) одежде, поэтому на предложение Саши остаться в доме на день, а завтра сходить к окрестным горам без рюкзаков, все (особенно Марк) отреагировали с бурным восторгом и радостью. Правда, из-за такого неожиданного изменения в маршруте получалось, что нашему водителю Виталику придется ждать нас лишние ночь и полдня, а сотовой связи, чтобы предупредить его, нигде в округе не было.


<< 1 2 3 4 5 >>


Сайт создан веб-студией Alsites, 2008