КАМЧАТКА

Туристический Клуб


Доступный отдых для всех желающих
eng

Туристический клуб Камчатка
Контакты:
Адрес: Победы, 4, 684090, город Вилючинск

Телефон:+7 929 456–00–66

Электронная почта: inbox@kamchatka-tc.ru

Номер в реестре туроператоров России: ВНТ 012058




На главную

Пешие походы

Экскурсионные туры

Фототуры

Экстремальные туры

Короткие летние туры

Зимние туры

Отзывы

Часто задаваемые вопросы

О нас, контакты


Фотографии Камчатки

Видео из походов

Блог

Блог (старые записи)

Маршруты по Камчатке

Отчеты о спортивных походах

Коллекция ссылок

Точки GPS

Стоимость туров

Индивидуальные туры








маршрут "Активные вулканы Камчатки"
июль-август 2013 года
Елена Дмитриева


Камчатка… Еще в юности, как зернышко, была заложена и надолго затаилась в душе мечта увидеть настоящие вулканы, гейзеры и, конечно, Тихий океан. Романтика нехоженых троп манила меня. А после того, как в новостях главным событием стал Толбачик, было решено – чтобы не произошло, я еду на Камчатку. В феврале за полгода беру билеты и, несмотря на все преграды, я все-таки приземляюсь на камчатской земле.

В аэропорту меня встретил руководитель туристического клуба «Камчатка» Александр и отвез на турбазу «Солнечная» с термальными источниками, отвечая по пути на сотни моих вопросов. Термальные источники представляют собой большой хорошо обустроенный бассейн с горячей водой, в котором я и просидела до глубокой ночи. Непередаваемые ощущения и незабываемые впечатления. Днем в бассейне плескались в основном бабушки с внуками, к вечеру стала подтягиваться молодежь. После посещения всех источников на маршруте у меня сложилось впечатление, что любимое развлечение камчатцев - это купание в источниках, которыми природа щедро одарила камчатский край.


День первый.

Утром мы познакомились с участниками нашей группы. Как это ни странно, но нас вместе с инструктором оказалось четверо. В нашей компании не хватало только собаки. Вот такой маленькой компанией мы и отправились покорять вулканы. Весь первый день провели в дороге: сначала это был асфальт, причем, как ни странно довольно неплохого качества, потом гравийная дорога, а потом была дорога по лесу, которую очень трудно назвать дорогой. Скорее прорубленная просека с двумя колеями. Наш инструктор-водитель Виталий мужественно продвигался по этой колее, периодически расчищая дорогу от склонившихся деревьев.


Пару раз машина ехала вброд через речку.


На место стоянки мы приехали уже поздно вечером. Разбили лагерь, ужин и спать. И только горящее зарево на горизонте на фоне ночного неба говорило о том, что нас ждет что-то необычное.

День второй.

Оказавшись в узкой мужской компании, попала, подумала я. Теперь придется кашеварить. Но случилось чудо. Наш инструктор оказался не только профессиональным водителем, но и великолепным шеф-поваром. Утро началось с ароматного свежезаваренного кофе. И пока я умывалась и одевалась, завтрак стараниями мужчин был готов. И так было на протяжении всех последующих десяти дней. Сначала мы поехали к лавовым пещерам. Первая пещера представляла собой узкую трубу под землей, по которой пришлось ползти в лучшем случае на четырех костях, но иногда и на пузе. По всей видимости, это было наше посвящение в туристов Камчатки. И вот, наконец, свет в конце тоннеля. Уф, дело только за тем, чтобы вылезти из этой трубы. Чувствую себя Винни-Пухом.
- Это все потому, что у кого-то слишком узкие двери!
- Нет, все потому, что кто-то много ест!
Сразу вспомнились съеденные на ночь шоколадки.

Вторая пещерка представляла собой небольшой грот. Лавовые пещеры очень сильно отличаются от пещер обычных, образованных водой. Разные слои лавы после извержения имеют разную вязкость, какие-то застывают быстрее, какие-то медленнее. В результате образуются каменные трубы, по которым лава продолжает свое движение, даже после того, как поверхность ее застынет. Вот такие трубы и образуют лавовые пещеры. Потолки таких пещер покрыты каменными капельками - капающей с потолка и застывшей при этом лавы.


Следующим пунктом нашей программы были конусы Северного прорыва БТТИ.

Цитата:

БТТИ (Большое Толбачинское Трещинное Извержение) - считается одним из крупнейших извержений в вулканическом поясе Курильских островов и Камчатки. Извержение продолжалось полтора года, с июля 1975 по декабрь 1976 года, и было включено в мировой список шести мощнейших трещинных извержений. В результате извержения появилось четыре новых конуса Толбачинского вулкана, высотой от 100 до 330 метров, огромная территория вокруг вулканов превратилась в выжженную пустыню, заваленные пеплом леса высохли на корню. Высохли озера и исчезли реки, уцелевшие животные на время покинули этот район. Масштабы трагедии потрясают. Толбачинское извержение засыпало шлаком территорию более чем 400 квадратных километров. Куда ни глянь – безжизненная пустыня и мертвый лес. Пейзаж давящий и угнетающий, как будто из какого-то фильма ужаса. И это через 38 лет, до сих пор природа не восстановилась. Все это впечатляло и лишало какого-то душевного равновесия.








Подъем на конусы был интенсивный, но короткий. Мы пошли вдоль края кратера второго конуса. Развороченный кратер был не воронкообразный, а больше по форме походил на подкову.


Вокруг абсолютно неземные пейзажи. Земля красно-бурого цвета, много трещин, из которых идет пар. Впечатление, что землю какая-то чудовищная неведомая сила вспорола и вывернула мясом наружу.





Вниз мы спускались бегом по сыпучему шлаку, зарываясь в него ногами по щиколотку. Аттракцион «прыжок с вулкана».


На этом официальная часть программы на сегодняшний день была окончена. Остаток дня мы бродили по мертвому лесу, забрались на соседние вершинки рядом с лагерем. Миша проводил эксперимент – решил проверить толщину шлака. Яма была выкопана глубиной с его рост, но до земли наш юный исследователь так и не докопался.


День третий

Сегодня наш путь лежал к извергающемуся Толбачику.

Цитата:

Плоский Толбачик активизировался 27 ноября после 36 лет покоя с момента Большого трещинного извержения, наблюдавшегося в 1975-1976 гг. В Толбачинском Долу, южнее Плоского Толбачика на высоте около 1,7 км над уровнем моря, образовался трещинный разлом протяженностью до 5 км с двумя активными центрами, извергающими жидкую лаву. Протяженность лавовых потоков достигла 13 км. Общая площадь лавовых полей - порядка 12 - 13 квадратных километров. Сначала мы приехали на огромное поле, заполненное вулканической лавой. Лава покрыла землю тяжелой броней, достигавшей шести-семи метров толщины.


Местами лава разливаясь, образует довольно ровные поверхности, на первый взгляд, добавляя комфорта при передвижении. На самом деле такие поверхности бывают достаточно хрупкими и ломаются под ногами. Перемещаться по лаве затруднительно . Нужно тщательно выбирать, куда сделать следующий шаг, иначе можно провалиться, в чем я убедилась на собственном опыте. Острые края застывшей лавы напоминают стекло –такие же острые и хрупкие. Здесь очень легко превратить свою любимую одежду в лохмотья. Видимо языки пламени застывают и остаются мелкие, острые как бритва выступы. Современные мембранные ткани не исключение, в чем тоже сама убедилась, располосовав все штаны и куртку. Шаг за шагом наша группа продвигалась по лавовому полю.

Кое-где поверхность может быть достаточно горячей и свои вещи лучше на нее не класть, даже на короткий промежуток времени. Проходили места, где под коркой застывшей лавы была видна оранжевая лава. Было ужасно страшно проходить такие места. Воображение рисовало страшные картины того, как под ногами тонкая корка застывшей лавы трескается и нога летит в раскаленную массу. Воздух вдалеке вибрирует от жара.





И, наконец, мы пришли к тому, ради чего проделали далекий путь. Вот она - возможность непосредственного контакта с "внутренним содержанием" планеты. Огненная река невероятно эффектна и вначале вводит в ступор. В воздухе стоит стойкий запах серы. Температура лавы у поверхности 700-800 градусов. Когда до реки остается около 2 метров, становится не просто жарко, а невыносимо жарко. С каждым шагом кажется, как будто залезаешь все дальше в печку. Зрелище завораживающее, стоять и смотреть на лавовую реку можно часами, и только плавящаяся подошва ботинок заставляла идти дальше.


Цитата:

Лава образуется при извержении вулканом магмы на поверхность Земли. Вследствие остывания и взаимодействия с газами, входящими в состав атмосферы, магма меняет свои свойства, образуя лаву. По сути лава отличается от магмы только отсутствием растворенного попутного газа. Базальтовая лава — основной тип лавы, извергаемый из мантии. Эта лава очень подвижна и способна течь со скоростью 2 м/с (скорость идущего человека). Имеет высокую температуру: 1200–1300 градусов. Для базальтовых лавовых потоков характерны малая толщина (первые метры) и большая протяжённость (десятки километров). Цвет горячей лавы — жёлтый или жёлто-красный. То есть это наблюдаемый нами тип лавы.

Наши исследователи решили украсть кусочек лавы. После пары попыток им это удалось. Виталий подцепил кусок ярко-желтой лавы на лопату, которая потихоньку начала остывать и превратилась в твердый кусок.


Следующим этапом был подъем на кратер вулкана. Сначала дорога шла вдоль лавового поля. Затем мы подошли к вулканической горе красного цвета.


Можно пойти вокруг горы, а можно через гору – так короче. Как пойдем? – спросил Виталий. - Конечно же, по короткой дороге. – ответили мы. А где-то в голове засвербила мысль: «Умный в гору не пойдет». Но наша группа уже ползла вверх по красному шлаку, утопая в нем.


Затем был спуск с этой горы с другой стороны и переход через лавовое поле Потом не очень большой подъем, и вот мы на вершине.


Вначале, стоя на самой высокой точке, был виден только дым и вылетающие куски лавы из кратера. А вот пройдя по краю кратера на другую сторону, мы увидели преддверие ада с огненным бурлящим озером и облаками серы, и огонь под ногами! Ухая и издавая странные шипящие звуки, из кратера выплескивалась раскалённая красная лава. В жерле вулкана как в огромном котле на адской кухне кипит лава, пузыри поднимаются из недр земли, взрываются и разбрасывают вокруг обломки шлака и каменные бомбы. Вокруг валялись остывшие вулканические бомбы размером с баскетбольный мяч – не хотелось бы, чтоб такая упала на голову. От постоянного грохота почти отключается слух. От газового шлейфа после каждого взрыва готово сдаться обоняние. Наверное, если бы средневековые художник видели это, то именно так они бы изображали геенну огненную.


Это зрелище оставило фантастическое впечатление. Это что-то невероятно большое и живое, ужасное, фееричное и безумно притягивающее к себе. Словно единый организм с миллионом частей тел, поглощающий все живое попадающее внутрь. Камчатский аналог Соляриса. Такой же живой океан. Все время что-то где-то шипит, дымится или трещит. Особенно запомнился мне хруст. Он непонятно где, то ли прямо под ногами, то ли в глубине нагромождений под тобой, то ли в соседней яме, а оказывается, что в полусотне метров. Хрустит не громко, пока не ступишь внутрь черного пространства лавового океана, не услышишь, не почувствуешь. Под очень сильным впечатлением мы возвращались в лагерь. И даже переход через лавовое поле и «короткая» дорога через гору не казались такими трудными.

Расплавившиеся ботинки после вулкана


А сюрпризом вечером от нашего инструктора были горячие блины к ужину, сами по себе невероятные в таком походе, с собранной тут же ароматной красной смородиной. Блин, такого похода у меня еще не было.

День четвертый

Восхождение на Плоский Толбачик

Цитата:

Вулкан Плоский Толбачик (Толбачик, Толбачинская сопка, Тулуач), высота которого 3085 м., приурочен к тому же разлому, что и Ключевская сопка. Вулкан в активной стадии находится редко, но зато продолжительное время. За 220 лет, начиная с 1740 г., на Плоском Толбачике зарегистрировано всего 10 извержений, из них сильных — только 4. Значительные перерывы между сильными извержениями — одна из особенностей этого вулкана.

Склон вулкана относительно пологий, местами обрывистый с нагромождениями угловатых рыхлых глыб. Мешают подъёму встречающиеся небольшие снежники. Кратер находится в пологой впадине, заполненной льдом и снегом; диаметр его около 2 км. В западной части кратера располагается колодцеобразный провал диаметром около 300 м и глубиной 40—50 м.

Изначально нам был поставлен вердикт: На вершину вы не дойдете. Но под нашими жалобными взглядами Виталий смилостивился. Было решено, если погода хорошая, то подъем в 6 утра, ранний выход, идем до 14.00 и затем разворачиваем назад.

Утро встретило нас великолепной погодой.

До извержения Толбачика тропинка на Плоский Толбачик проходила как раз в том месте, где сегодня бушует вулкан. Поэтому нам пришлось начать свой путь без тропинки, равняясь на какие-то сопки и белые камни. Дорога началась переходом через лавовое поле, которое я все больше и больше «любила». Причем на этот раз пришлось идти через исполинское нагромождение камней, которые под ногами ломаются, продирая ботинки острыми краями. Затем мы шли через вулканическое поле, и через холмы вулканического шлака. Ровные на вид склоны сыпучего шлака тоже ловушка. Подъем по такому склону сущее наказание: ноги вязнут в мелком крошеве, после каждого шага сползаешь на три вниз. И вот, наконец, мы вышли на тропинку. Дорога все время шла вверх. С 9 утра до 14 дня дорога ни разу не изменила своего направления, она бежала вверх от уровня моря, будто задолжала ему что-то.
- Дура! - вопил организм, - Ну куда ты прешься, мы же любим диван и сериалы, ты забыла? У нас вон книжка недочитанная дома лежит.
- Нет, мы любим приключения, - возражала я. - Испытание себя, новые ощущения, все дела.

Становилось все холоднее и холоднее, теплые вещи из рюкзаков постепенно перекочевывали на бренное тело. При всем при этом солнышко осталось где-то внизу, и мы шли в плотном тумане облаков. Я, обладая редким даром абсолютного топографического кретинизма, подгоняемая страхом заблудиться в трех камнях, бегом бежала за инструктором. А Виталий успевал по пути через причудливую долину камней сооружать какие-то забавные фигуры и сооружения из камней. Миша с Юрой отставали от нас и шли в каком-то своем темпе.

Мох и лишайники, встретившие нас в начале восхождения, уступили место камням.


Река по правую руку, шумным и мощным потоком стекающая с вершины, иногда скрывалась под снегом. Мы шли и шли, потом шли, потом опять шли, и шли века. И здесь через бесконечное количество световых лет нам объявили, что мы прошли N-количество км, набрали N-количество метров высоты и можно падать здесь, так и быть. Тропа проходила рядом с небольшим, но милым водопадом. Бурный поток стекал с горы, но вода постепенно уходила под шлак.

Следующий этап можно описать как ту книжку из анекдота, где вначале принц выезжает на коне, в конце приезжает, а в середине "тыдык-тыдык-тыдык-тыдык". Тыдыком в нашем случае было: мы идем в гору. Идем. В гору. Идем. Тыдык-тыдык-тыдык И вот, наконец, где-то на горизонте, который находится вверху надо мной, я вижу как будто бы завершение этого подъема. И тут Виталий разворачивается и говорит: «Все, ребята, время два часа, разворачиваем назад.» Смотрю на Юру и Мишу и вижу, что мы разворачиваемся в обратную сторону. Смех Виталия: Да, Вы что, я же пошутил, осталось пять минут подъема. До кратера остается несколько шагов, когда туман вдруг расходится и, будто в награду нам за упорство, открывается великолепное зрелище. Гигантский кратер около двух километров в диаметре. Сам кратер оказался совершенно спокойным. Ни масштабных отложений серы, ни фумарольной активности, ни кислотных озёр. Впрочем, ещё десяток лет назад озеро на дне кратера таки было. Говорят, оно радовало туристов интенсивно бирюзовым цветом и кислотными испарениями. Однако, со временем оно высохло. Немалый интерес представляет также пирокластика, которая обильно валяется под ногами. Помимо вездесущего шлака и пепла, на склонах кратера часто попадаются лапилли, которые на Толбачике представлены причудливыми кристаллами. Постепенно они разрушаются, и их сколы весело играют на солнце фиолетовыми оттенками. Со стенок кратера ежеминутно с грохотом обрушиваются камни.


Разместившись на самом краю кратера, мы сели обедать, наслаждаясь шикарными видами.


Потихоньку наползающее облако, как пена у каши с молоком, стало переваливаться через край и заполнять кратер, а редкие порывы ветра выдували его обратно.


Когда же прозвучала команда подъема, то спуск мы начали в густое облако, которое становилось все плотнее по мере приближения к долине. Шли, как в молоке, кругом видно не более 10 метров, а под ногами – снег. Дойдя до каменной тропинки облако стало отступать, и вскоре небо разверзлось и стало ярко светить солнце. На спуске в очередной раз обратили на себя внимание необычные кучки шлака, которые формируются на поверхности ледников или снежников из-за неравномерного их таяния.


По дороге мы также наблюдали большие свежие вулканические бомбы, хотя до извергающегося вулкана было не менее 3 км. С какой же силой он фигачил, что они долетели на такое расстояние.


Еще по дороге увидели очень интересный туннель из снега, сквозь который текла река.


В лагерь мы прибыли жутко уставшими, но счастливыми. Как всегда наш инструктор порадовал нас чудесным ужином в виде жареной картошки с салом. Это что же за тур такой, гастрономический какой-то, - только и смог сказать Юра.

День пятый

Утром мы собрали лагерь и попрощались с Толбачиком. Весь день мы провели в дороге. По дороге останавливались в лесу, где было много голубики и жимолости. Камчатская жимолость отличается от сибирской ягоды. Она большая, продолговатая и сладкая. Вечером мы приехали на термальные источники Малки. Наконец-то после жизни без воды можно отмыться. Термальная вода выбивается из нескольких грифонов, образуя три небольших озера с теплой водой. Как приятно лежать на устланном мелкими камушками дне тёплого бассейна, наслаждаясь горячими струйками, то тут то там пробивающимися снизу из недр земли. Рядом с горячими бассейнами журчит быстротечная ледяная речка, в которую можно окунаться, распарившись после ванн. В этих источниках можно отдыхать часами, с каждой минутой всё больше и больше восхищаясь удивительным чарам горячих земных вод.

День шестой

Утром еще раз понежившись в источниках мы поехали дальше. Дорога наша лежала в кальдеру вулкана Горелый. На стоянку остановились в лесу на берегу реки, по которой шла рыба на нерест. На берегу ловили рыбу рыбаки. Было интересно наблюдать, как буквально каждые пять минут на берег выкидывалась огромная рыбина, которая еще долго «прыгала» по дороге.





Самое интересное, что рыбу ловили не только удочкой, но и палкой с прицепленным к ней железным крюком. Наш предприимчивый инструктор осуществил взаимовыгодную бартерную операцию, обменяв целлофановые пакеты на большую кету с икрой. И наступил у нас рыбный четверг. Икры получилась большая тарелка. Икра без хлеба, большими ложками, до отвала! Ну и, конечно же, вкуснейшая жареная кета. Еще вечером были Верхнепаратунские термальные источники. Источники находятся на склоне горы Горячая, и чтобы окунуться в них, надо было минут пятнадцать ползти по крутому склону, но это того стоило. Источник представляют собой небольшой водопад с горячей водой, падающий в каменную ванну. Релакс в воде очень комфортной температуры, слушая шелест листьев и журчанье ручейков и любуясь окрестными сопками и вулканом Вилючинским.

День седьмой

Восхождение на вулкан Горелый (1829 м)

Цитата:

Вулкан Горелый является памятником природы, который находится в 75 км к юго-западу от г. Петропавловска-Камчатского. Представлен двумя крупными постройками: древней щитообразной, вершина которой венчается кальдерой размером 10х13 м; и современной, образованной тремя последовательно формировавшимися конусами. На их склонах насчитывается около 40 побочных прорывов со шлаковыми конусами различных размеров. Это не конусовидная гора, как большинство вулканов Камчатки, а хребтообразный массив, образовавшийся из нескольких слившихся вулканических конусов. Кратер тоже не один, как это обычно бывает у других вулканов. Совершенно уникальна своего рода коллекция из 11 кратеров, расположенных на вершине вулкана. Кромки многих из них пересекают друг друга и создают весьма причудливую картину. Кратеры, в которых происходили исторические извержения, имеют колодцеобразное строение и заполнены кислотными озерами. Раннее утро, бодрящая прохлада, встаёт солнышко... Погода превосходная. Перекусили, собрались и двинулись в путь. По пути были такие шикарные виды вокруг, что приходилось останавливаться, чтобы запечатлеть эту красоту. Фантастический простор и мегамасштаб места рождали одни и те же вдохновенные трехэтажные эпитеты.


И вот мы подъехали к подножью вулкана, у которого уже стояло много машин, а на склоне виднелась длинная вереница, поднимающихся туристов. Подъем к кромке кратера вулкана сравнительно несложен – часа два бодрого шага по хорошей каменистой тропе. Нужно преодолеть высоту всего 800 м, так как у подножья высота уже более 1000 м над уровнем моря. Насквозь мокрая майка и толстый слой оранжевой пыли на ботинках. Воздух, пропитанный сероводородом, тяжелое дыхание, знойное солнце, штиль.


Как ни странно, но наша маленькая группа каким-то образом опередила всех, и наверх мы поднялись практически первыми. «…Весь мир на ладони - ты счастлив и нем…» - эти слова Владимира Высоцкого как нельзя лучше передают наши чувства в тот момент. Мы сидим на кромке кратера. Внизу – сюрреализм, как в предрассветном сне. Яркое сине-зелёное завораживающее кислотное озеро. Прямо в кратере… А из соседнего со страшным шипением поднимаются белые струи. Вокруг, где-то там, далеко только бесконечные горы, вулканы, покуда хватает взора… Ощущение ирреальности. Мечты сбываются… Наверное, ради этого мы здесь, на Камчатке. Наверное, ради того, чтобы увидеть это, были все эти трудности.





Все мои фото вулкана не смогут передать колоссальный масштаб места - в кадре не было ни одной зацепки, по которой человек, не видевший кратер собственными глазами, вдохновился бы нашими ощущениями. Словно в ответ на мои мысли, на противоположной кромке кратера показалась группа людей. Заметив их, я порадовалась, что худо-бедно смогу проиллюстрировать мегапростор места, правда, по факту на фотографиях люди в кадре выглядят не больше случайных штрихов-царапин.

Попив чая из термоса с бутербродами и налюбовавшись видом, мы отправились по краю кратера к кратеру с серным озером. Вулкан пыхтел как паровоз и грохотал как водопад. Почти весь дым шел из одной гудящей скважины, удивительно неравномерно, и иногда, закручиваясь, нырял обратно внутрь, скрывая сопло из вида.


Вот тут впечатления, конечно, двоякие. С одной стороны восторженные: отвесные стенки почти идеального круглого кратера, желтые от осевшей серы, внизу которых дымящие фумаролы, активная воронка багровая внутри от высокой температуры, грозный, временами усиливающийся рокот, и само озеро – неземное и мистическое молочно-голубое, нереально блестящее на солнце. Все-таки не каждый день такое видишь. С другой стороны есть что-то отталкивающее: во-первых, все-таки серное озеро ассоциируется далеко не с раем, а во-вторых, серой несло так, что через пару минут становилось реально плохо. Мы быстренько пощелкали фотоаппаратами и рады были поскорее ретироваться. По сравнению с серным, кислотное озеро, видневшееся в соседнем кратере, было просто утренней росой. Кинув последний взгляд на кислотное озеро, наша команда стала спускаться вниз, окрыленная радостью от пережитых эмоций. По дороге вниз автоматически включилась опция «Красота кругом», которая напрочь отсутствовала при движении наверх. Впереди был величественный рафинадно-синий Вилючинский вулкан, вокруг покрытые снегом горы и сопки. Среди камней росли удивительно нежные и яркие цветы.


Внизу тропинки мы с удивлением обнаружили табличку, предупреждающую о том, что посещение кратера опасно для жизни. На вулкан так и идут толпы туристов, минуя предупреждение о том, что вулкан является потенциально опасным объектом. Не любой, а конкретно Горелый. Все посещенные нами вулканы являются активными (то есть не спящими), но Горелый находится именно на стадии извержения, то есть может повести себя достаточно бурно.

Попив чаю с вчерашней жареной кетой, мы отправились к месту нашей следующей стоянки - к Мутновской геотермальной электростанции. Вдоль дороги стояли сугробы метровой высоты. Глядя из окна машины с трудом верилось, что вообще-то был август месяц.


Приехав на место стоянки, с трудом нашли место, где снег растаял, чтобы поставить лагерь. Виталий проявил чудо своего профессионализма, въехав на выбранный бугорок через снежник. Потом периодически к краю снежника подъезжали машины, удивляясь, как мы могли туда проехать.


Электростанция, благодаря которой Россия вошла в число передовых стран в области геотермальной энергетики, расположена у подножия действующего Мутновского вулкана и считается одной из самых уникальных станций в мире. По данным геологоразведки здесь расположено богатейшее геотермальное месторождение, запасы которого оцениваются в 300 МВт. Для производства электричества используется горячий пар Земли. Пышущие паром трубы, огромный резервуар с водой , свист и постоянный шум как на аэродроме 


Вечером по случаю раннего окончания программы Виталий в очередной раз представлял нам шедевры кулинарного мастерства. На сковороде что-то шипело, жарило и шкворчало. В большом котле варилось что-то ароматное. Наблюдать за его четкими и быстрыми аккуратными движениями было одно удовольствие. Через какое-то время на столе стояла тушеная картошка с курицей, салат с сайрой и в завершении были оладьи. Все было очень вкусно. День восьмой

Восхождение на вулкан Мутновский (2323 м)

Цитата:

Мутновский вулкан - один из крупнейших вулканов Южной Камчатки со сложным строением и длительной историей развития. Вулкан представляет удлиненный массив, состоящий из четырех слившихся конусов. Происходившие в несколько этапов взрывы образовали сначала два огромных кратера — южный и северный (точнее — юго-западный и северо-восточный), в плане напоминающие восьмерку, вытянувшуюся на 4 км. Диаметр кратеров достигает 1,5–2 км, а глубина - 400 м. За исторический период произошло не менее 16 извержений вулкана Мутновский. Наиболее сильное из них произошло в 1848 году. Какой-либо периодичности в извержениях не отмечается. Но характерны извержения, разделённые интервалами покоя около года (1852-1854, 1916-1917, 1927-1928, 1938-1939 гг.). Наибольший период покоя вулкана длился 44 года (1854-1898 гг.), наименьший - несколько месяцев. Извержения, в основном, происходят из Активной воронки. Последние два извержения вулкана были слабыми по мощности. Первое произошло в ночь с 31 декабря 1960 на 1 января 1961 г. из Активной воронки. Второе произошло спустя почти 40 лет, в 2000 г.

Есть два варианта восхождения на Мутновский вулкан. Первый - от Мутновской геотермальной станции, но этот путь очень длинный. До каньона отсюда около 14 километров. В общей сложности при этом варианте придется пройти около 35 километров. На восхождение уходит весь световой день. Второй путь отнимает гораздо меньше времени для подхода к ущелью. Подъезд осуществляется по дну высохшего озера между вулканами Горелый и Мутновский, по пути на автомобиле преодолеваются довольно крутые каменистые склоны и необходимо преодолеть ледник. На восхождение требуется меньше времени и усилий. Но в это время на машине туда проехать было нереально. Еще в начале нашего тура Виталий нам объявил, что на Мутновский мы не пойдем, т. к. идти туда очень далеко, и мы не дойдем. Но в процессе, глядя на наш решительный настрой, видимо понял, что отвертеться не получится.

Как всегда очень ранний подъем. Погода и на этот раз нам благоприятствовала. Яркое солнце, голубое небо. В отрогах скал были видны забившиеся крошечные облачка. Виталий с утра нажарил в дорогу гренок, термос с чаем с собой, и мы пошли. Путь на вулкан – это движение по тропе и без, по снегу и насыпи, по камням и ручейкам. Но, главное – это подъем. Длинный затяжной путь наверх, когда так хочется остановиться, посидеть, попить воды.


Иногда я пыталась выпросить у Виталия какой-то отдых, говоря, что надо подождать отставших товарищей, но через пару минут, как только они появлялись на горизонте, мы снова двигались дальше. Набор высоты, стук в висках, сбивчивое дыхание, требование от самой себя дышать только через нос, постоянный звук собственного сердца. «Ты – не бессердечна, а это главное!». И обрывки дурацких мыслей, которые еще пытаются юморить в моей голове. Зато, первый раз нет внутреннего вопроса: «Какого черта я здесь делаю?». Это мое третье восхождение на вулкан за последнюю неделю, был Плоский Толбачик, Горелый, теперь Мутновка. Мне тяжело идти, но я больше не задаюсь вопросом, зачем я решилась в очередной раз ползти вверх четыре-пять часов, а потом спускаться вниз по крутой тропе под звон собственных суставов. Наверное, я не только нашла ответ, но и наконец-то его осознала. Ощущение непреодолимости подъема очень похоже, на встречу с неразрешимой, на первый взгляд, проблемой. Как в жизни, когда кажется, что это тебе не по силам, что одному не справиться, что все слишком сложно и стоит отступить. Ведь, специальной подготовки нет, особых навыков нет. Но решение одно – просто идти. Медленно, с остановками, пусть самой последней, но идти И я обязательно дойду до вершины. А там, вся тяжесть пути тает в считанные секунды, приходит ясное ощущение, что сложность была надумана, преувеличена. В эти самые мгновения, ты наполняешься мощным осознанием, что ты можешь. Можешь то, что кажется сложным и недоступным. Ты можешь. И на вулкане, и дома, и на работе. Везде. Победит тот, кто победит себя - свою боль, свою лень, свою неуверенность. Тропа пошла по широкому снежнику,


Потом, пройдя скальный перегиб нужно еще пройти траверсом по другому, достаточно крутому снежнику и тогда уже можно войти в ущелье, являющееся входом в сам кратер.


Живая земля Мутновского вулкана пустила нас к себе - в огромный кратер размером 2 на 1,5 километра. Это одно из самых больших геотермальных месторождений в мире, где парят фумаролы, дымятся глиняные котлы и кипят горячие источники. И мы гуляли там. Гуляли в вулкане. Шагая в тумане по дну ущелья, каждый поворот тропы открывал мне немного больше Камчатки, и потихоньку она становилась ближе к тому образу, что сформировался в моей голове до поездки: заснеженные вулканы, гейзеры, горячие ручьи с водой, состав которой может отличаться от лекарства до яда, дымящаяся земля неземной раскраски… На очередном подъёме образ Камчатки сформировался полностью: туман слегка рассеялся, пахнуло едким угаром и перед нашей четверкой открылся фантастический вид бурлящего потока внизу на фоне почти отвесной скалы, утопающей в дымовых шлейфах, с трудом уносимых ветром в сторону от нас. Казалось невероятным, что дым (или пар?) может вот так просто сочиться из трещины в стене – мозг лихорадочно искал связи с опытом прошлой жизни и кое-как подкидывал аналогии с коммунальными бедами, что было явно нелепо и никак не увязывалось с масштабом происходящего. Здесь действительно можно потерять связь с реальностью, так необычен этот замкнутый мир. Красота здесь динамична и напоминает, что земная кора лишь тонкая скорлупа тверди, а в глубине все не так спокойно.


Сразу начинает резать глаза и вызывает кашель. Но больше всего впечатляют окружающие скалы. Они покрыты сползающими ледниками в разломах и трещинах, хаотичным нагромождением осыпей и валунов. И все это окрашено ярко и грозно, все в необычном цвете и решении. Первозданный хаос. Дно ущелья забито ледником, который рассекают глубокие трещины. Лед и пламень, созидание и разрушение. Противоположные ипостаси мироздания объединились здесь.


По соседству озерцо с прозрачной голубой водой.


Сразу вспомнилась сказка – про то, как добрый молодец прыгал сначала в один котёл, а потом в другой. Но мы не в сказке, и этому примеру следовать не стоит… С трудом удерживала себя от попыток заглянуть в каждый "разинутый рот", передающий нам привет из земных недр, и если бы не едкий дым, выжигающий глаза, можно потерять всякую осторожность.


Каждая чадящая скважина была отнюдь не бесшумной, все вместе они отдаленно напоминали свистящее шипение перегретого пара на ТЭЦ и, казалось, тем же и являлись в природе, разве что состав намного сложнее: водяной пар был только одной из частей этого раскаленного коктейля. У Мутновского два кратера: главный - потухший, гигантская чаша которого (её размеры - 2х1,5 километра) заполнена льдом, посреди которого то тут, то там синеют озера прозрачной воды.


А мы направляемся в действующий кратер, большую воронку. Чтобы оказаться на кромке нам приходится преодолевать довольно сложный подъём по верёвке.


Преодолев последний гребень, мы оказываемся на узкой площадке, обрывающейся вниз в гигантский кратер. В центре и на стенках исполинской чаши множество мощных фумарол, заполняющих кратер едким газом, при периодически меняющемся ветре накрывающим и нас.


Сели на перекус в кратере вулкана.


Нужно отметить, что в кратер мы пришли первыми. Но пока сидели и пили чай с гренками, по тропинке одна за другой начали подниматься туристские группы. В какой-то момент я даже растерялась от сюрреализма картины. Было ощущенье , что мы находимся не в удаленном месте России, а где-то на Невском проспекте. Что было самое трудное в этом восхождении, это – повернуться спиной к вулкану и пойти прочь.


Обратно по снежникам, по насыпи и камням, по цветущим лугам. Красота… А вдалеке виднелся Вилючинский вулкан, на котором лежало облако. И можно было потрогать руками облака, которые ветер гонял, цепляя за сопки. Потрясающе красивые ручьи с чистой прозрачной холодной водой... пили прямо из ручья очень вкусную воду.


На обратном пути у Миши открылись неведомые резервы. Он намного обогнал всех и финишировал с огромным отрывом от остальных участников. Я же не могла равнодушно пройти мимо чудесных цветущих лугов, пытаясь запечатлеть на фотоаппарат эту красоту. Сложнее всего идти было Юре, но он собрав всю свою волю в кулак тоже шел где-то сзади.


В лагерь пришли на два часа раньше запланированного времени. Вечером еще были термальные ванны рядом с электростанцией. Вода была мутного серо-голубого цвета и пахла глиной. Но как же хорошо было понежиться в теплой воде после такого насыщенного дня. День девятый

Это был заключительный день нашего тура.

Ночью было удивительное антрацитовое небо с миллиардами звезд, а на земле лежал туман. Утром же все вокруг было покрыто густым молочно-белым туманом. Эта обычная погода здесь, пояснил Виталий. Вчерашний солнечный день – это редкое исключение. В нашем туре это был первый день без солнца, вот так вот нам подфартило. На завтрак горячие блины, да ещё с горкой икры, которые в стиле живого мастер-класса «грохотал» Виталий… Оказалось, что сегодня у нас по программе водопад. Пришлось снова одевать свои насквозь мокрые после вчерашнего дня ботинки. До водопада идти было минут 30 вдоль речки, но последний участок пути проходит по крутому скальнику, ужасно скользкому, по которому мы ползли на четырех костях. Хорошо, что на склоне есть кусты и деревья: спускаться без цепляния за ветки было бы невозможно. Водопад оказался довольно милым и симпатичным.


Затем мы пошли на Дачные термальные источники, которые еще называются Малой Долиной Гейзеров. Конечно, несомненным плюсом этого места является его доступность относительно других гейзеров Камчатки. Сюда даже школьников на автобусах привозят по выходным дням. Здесь ты в очередной раз попадаешь в изумительный по силе впечатлений мир. Это сказка, и ты в ней. Вся эта небольшая долинка среди обнажённых склонов сопок заполнена паром, кругом шипит и клокочет, пар вырывается из фумарол с сильным шумом-свистом.


Вокруг извергались и другие грифоны – они шипели, свистели, клокотали. Здесь же бурлили серые лужицы с вязким кипятком, мурлыкали пробивающиеся сквозь коричнево-бурые камни фонтанчики горячих источников, зевали тоннели, то скворча, то похрюкивая своими жидкими недрами. И посреди этого феерического безумия красок, воздуха, наполненного запахом сероводорода, какой-то иноземной какофонии звуков стояли мы.


Я смотрела в котловину и вверх по ручью на работающие фумаролы. За моей спиной — бело-жёлтые округлые скалы непередаваемой словами красоты. Там, под ними, тоже парит. Подходы к этим скалам — из разноцветных мелких камешков, смешанных с сухой глиной. Идёшь, словно по каменному ковру, разрисованному белой, жёлтой, красно-коричневой, голубой краской. Красота!

Иногда видны чисто-голубые пятна размером с небольшой коврик. Это голубая глина. Ты в ином, фантастическом мире. Но вот смотришь вдоль ущелья вниз и вдаль, через овраг: там стоит ультрасовременная гостиница. Такой вот контраст дикой природы и цивилизации.


Местные жители в выходные дни готовят обед прямо на выходах пара. Яйца вкрутую варятся быстро и надежно. Здесь райский ад. Снег, кипяток, зелень -- все существует гармонично. Здесь все парит, бурлит и выделяет многочисленные минералы и соли. Считается, что возлежание в термальных ваннах, обмазывание глиной оказывает невероятную пользу организму. Народ дружно мажется грязью, отмокает в купелях, где жидкость успевает остыть немного. Это местный курорт.


На этом наша программа была закончена. Исполнилась еще одна мечта. Наверное, бесчеловечно так расправляться с собственными мечтами… Ведь они рождаются, живут, занимают мысли человека, а иногда умирают вместе с ним нереализованными, но до конца верными своему хозяину. И лишь те из них, которые удаётся осуществить, просто сдают свой пост, но и в этом случае они вынуждены покинуть глубину человеческой души и умчаться прочь, чтобы проникнуть и поселиться в душе кого-нибудь другого.... И, пожалуй, нам будет, что рассказать через годы. Ведь мы были в одном из самых удивительных мест не только России, но и Мира. И всё-таки, нам пришлось отпустить свою мечту. Такую ветхую, казавшуюся такой далёкой. Ведь она была реализована и больше не теребила душу… Уезжая, ещё раз оглядели дымящие вершины. А ведь и впрямь, это не мы покоряем вулканы. Это вулканы покоряют нас. Навсегда. И опять как у Высоцкого:
«…И только немного завидуешь тем,
Другим - у которых вершина ещё впереди…».

Виталий отвез нас в Паратунку на турбазу «Голубая лагуна», где мы с ним попрощались. Это было замечательное место с огромным бассейном, водными горками и бассейном с термальной водой. Если подняться на самую большую горку, то открывается замечательный вид, которым наслаждаться можно очень долго. Учитывая, что это было воскресенье, в бассейне было очень много народа. За последние десять дней, отвыкнув от большого количества людей и благ цивилизации, мне было не очень комфортно находиться здесь. Юра с Мишей тоже вообще не пошли в бассейн. На турбазу тем временем заехала группа с другого маршрута, с которыми мы до полуночи делились впечатлениями.

День десятый

Утром я проводила Юру с Мишей в аэропорт, где мы попрощались. А у меня было еще два дня. Два дня общения с океаном и знакомства с очаровательными людьми. Я приехала в хостел в центре города, который оказался очень приветливым и уютным заведением. Даже в Питере редко встретишь настолько комфортные условия. Моей соседкой по комнате была китаянка Тин Хуа, жительница Пекина, путешественница, очень открытый и позитивный человек. Она успела побывать в Антарктиде, Новой Зеландии, Австралии, Англии, Индии... Её давней мечтой была Камчатка. Учитывая мое крайне слабое знание английского и ее китайский вариант английского, общались мы с ней на одном нам известном языке знаков и жестов. И тем не менее мы вместе успели ознакомиться с достопримечательностями Петропавловска, собирали грибы шампиньоны прямо в городе, которые потом жарили, а вечером, забравшись на сопку прямо в центре города, не успели спуститься пока было светло, и спускались в полной темноте по лесу по крутому склону. В хостеле жил Теодор Лехнер - 52-х летний путешественник из Швейцарии. За 4 года он успел побывать почти на всех континентах. С собой у него была огромная карта, на которой он отмечал все места, где он был. От него осталось очень приятное впечатление - такого оптимиста нечасто встретишь.


А еще была чудесная морская прогулка по Авачинской бухте с выходом в Тихий океан на небольшом катере, на борту которого оказались исключительно одни сибиряки от Тюмени до Иркутска. И была рыбалка на камбалу, крабов, вкуснейшая уха, очень интересные гроты, наблюдение за колониальными гнездовьями морских птиц и небольших залежек тюленей. Заслышав шум мотора, тюлени тут же покинули скалы, но не стали уплывать далеко, а с любопытством рассматривали незваных гостей. Их усатые мордочки с большими глазами бусинами то и дело мелькали в прибрежных волнах. Однако вскоре все наше внимание было приковано к птичьим базарам. Поразительное зрелище! На высоких скалах, за которые, казалось бы, и зацепиться невозможно, ютилось огромное количество чаек с пушистыми птенцами, бакланов и кайр. Рядом со скалами в воде плавали топорики, которых за яркие клювы и пучки длинных желтоватых перьев за глазами местные жители называют попугаями. Эти птицы, наевшись рыбы, не могут взлететь и забавно перебирают ногами по воде. А потом мы дружно купались в открытом океане в холодной очень освежающей воде, ведь сибиряки не мерзнут. Наверное, у капитана еще не было такой дружной команды. И вдыхая туманную свежесть, наполняющую легкие, бесконечное наслаждение бескрайними видами океана. Такие путешествия - одно из ярких устремлений в моей жизни, они дают больше, чем просто активный отдых в коротких отпусках: в походах не нужно играть роли, достаточно и просто быть самим собой, чувствовать поддержку друзей и так легко забыть суету, когда «абонент вне зоны доступа», настроившись на снисходительно добрый философский лад. Ни в одной фотографии не передаётся тот гигантский простор и мегамасштаб места, который ты видишь вживую. Когда-нибудь мы научимся делиться увиденным на уровне ощущений, а пока пусть мои впечатления поселят в Вашей голове простую мысль увидеть всё то же самое своими глазами. Мысли материальны. Добро пожаловать на Камчатку! И я не говорю: «Камчатка, прощай!», я говорю: «Камчатка, до свидания!», и очень надеюсь, что через несколько лет я опять увижусь с тобой.

Елена, Санкт-Петербург, 2013.

Оригинал повествования в блоге.

Сайт создан веб-студией Alsites, 2008